термин

Мистерия Цам

Ежегодное торжественное религиозное служение

Ежегодно во всех крупных буддийских монастырях Бурятии и Тувы (также как в Тибете, Непале и Монголии) проводилась мистерия Цам (тиб. Чам «танец») – наиболее яркое явление в буддийской культовой обрядности. Время проведения Цама, как правило, зависело от традиции, принятой в том или ином монастыре. В Тибете в большинстве случаев он исполнялся по окончании хуралов, связанных с наступлением Нового года по лунному календарю, или после больших церемоний, например Дня рождения Цзонхавы. У бурят и тувинцев Цам обычно приурочивался к летним праздникам буддийского календаря и являлся неотъемлемой частью Майдари хурала. Сохранились также сведения о проведении в ХVIII в. Цама у калмыков, однако они приурочивали его к празднику Цаган сар. В ХIХ в. эта традиция калмыками была почти полностью утрачена, мистерию исполняли очень редко, только в особо торжественных случаях.

Цам – это танец мистического содержания, во время которого монахи, облаченные в костюмы и маски персонажей буддийского пантеона, с помощью символических жестов и движений представляли победу буддийского Учения над злыми духами, жизни над смертью, добра над злом. Существовал и разговорный жанр Цама с многочисленными диалогами и импровизациями. Истоки Цама восходят к древним театрализованным мистериям Южной и Центральной Азии, а прототипами масок, по мнению ряда исследователей, являются наскальные рисунки Центральной Азии, датируемые неолитом и бронзовым веком. По легенде, в практику храмовой обрядности тибетских школ буддизма эта мистерия была введена в VIII в. великим индийским магом и проповедником Падмасамбхавой. Возникнув в ранних тибетских школах, Цам постепенно дополнялся все более сложными философскими и культовыми элементами и достиг своего наивысшего расцвета в школе Гелуг, для которой были характерны особая пышность и красочность культовой практики. В своей основе Цам имел глубокое внутреннее религиозно-философское содержание, связанное со сложными психотехниками, ориентированными на изменение сознания посвященных монахов. Именно школа Гелуг, распространенная в Монголии, Бурятии, Калмыкии, Туве, сделала решительный шаг в превращении мистерии Цам в массовое, торжественное зрелище, доступное для простых мирян, поддерживающее и укрепляющее их религиозную веру. Это грандиозное театрализованное представление с большим количеством участников собирало тысячи верующих и могло длиться несколько часов.

У бурят и тувинцев наиболее широкое распространение получил Цам докшитов, классический вариант которого исполнялся в монастырях Северной Монголии и был взят ими за образец. В Бурятии впервые этот Цам был исполнен в 1877 г. по разрешению Министерства внутренних дел Российской империи в Гусиноозерском дацане. В бурятских дацанах хранились специальные руководства на тибетском языке по проведению ритуальных танцев, а ламы высокого посвящения руководили всей церемонией мистерии, постановкой танца и пантомимы. У тувинцев Цам стали исполнять в конце ХVIII – начале ХIХ в., когда на территории Тувы появились первые стационарные храмы хурээ.

Для исполнения Цама каждый буддийский монастырь имел свой набор масок , костюмов и музыкальных инструментов. В монастырях работали ламы-мастера по пошиву разнообразных и сложных костюмов для персонажей мистерии, существовали мастерские по изготовлению масок, реквизита, ритуальных предметов. Маски для Цама обычно делали из папье-маше или вырезали из дерева, расписывали минеральными красками. Некоторые маски украшали кораллами, бирюзой, малахитом, дополняли позолоченными серьгами и короной. Перед использованием маски освящали. Их изготовление приравнивалось к высокому искусству, а имена мастеров были увековечены в религиозной традиции. Маски, особенно те, которые передавались из поколения в поколение, считались священными реликвиями, обладающими магическими свойствами.

Исполняли Цам специально подготовленные монахи, лишь некоторые из ролей, например, роль воинов, могли исполнять миряне. У бурят маску Ворона вообще исполняли только миряне за определенную плату. В Цаме могли принимать участие только мужчины. Роль, которая доверялась тому или иному ламе, зависела, прежде всего, от его знаний в области буддийской философии и мистических основ Цама. Исполнителями ролей гневных божеств - докшитов, могли быть только ламы высокого посвящения, в то время как ламы среднего уровня исполняли роли второстепенных божеств свиты.

Очень важная роль в Цаме отводилась музыкантам, которые аккомпанировали танцующим монахам. На особо важных церемониях могло быть привлечено до ста монахов-музыкантов, облаченных в обычные монашеские одеяния. В Цаме использовался полный набор ритуальных музыкальных инструментов. Музыка для ламского оркестра была расписана по инструментам, для каждого бога существовала своя мелодия, свой ритм.

У бурят и тувинцев часто Цам исполнялся в несколько сокращенном и измененном виде, что делало его более доступным пониманию простым верующим, слабо знакомым со сложными религиозно-философскими догматами тибетского буддизма, положенными в основу мистерии. В каждом буддийском регионе Цам приобретал своеобразие, за счет включения в него новых персонажей из народной мифологии, местных шаманских и дошаманских верований и культов. В некоторых монастырях Бурятии были введены персонажи духов-покровителей данной местности.