Жизненный Цикл в Государстве Инков. Авторы текста Юрий Берёзкин, Нико Д. Райльянни
polytech
polytech
статья

Жизненный Цикл в Государстве Инков

Авторы текста Юрий Берёзкин, Нико Д. Райльянни

Рождение ребенка

Как и во многих обществах, включая некоторые существующие до сих пор, в государстве Инков люди не были свободны, планируя свою личную жизнь. Вступление в брак являлось обязательным, а безбрачие запрещалось, поскольку государство не должно было испытывать недостатка в работниках и воинах. Оно было заинтересовано в рождении детей, а плодовитая женщина пользовалась уважением. Рождение ребенка ожидали с нетерпением, а мать близнецов считалась находящейся под покровительством сверхъестественных сил. Индейская женщина обычно рожала там, где ее застали схватки, и почти без болей — во всяком случае, она работала до последнего мгновения. Она сама перерезала пуповину и омывала ребенка в ближайшем ручье, при этом согревала воду во рту.

После завершения омовения мать клала новорожденного в заранее подготовленную легкую колыбель, представлявшую собой перевязь через плечо. В ней ребенок оставался первые месяцы своей жизни. Жесткие предписания, которые регулировали, в том числе, самые интимные области жизни, запрещали матери брать ребенка на руки. Иначе, он слишком привыкнет к ласке и, оставшись один, станет кричать и плакать (это соображение выглядит разумным). При этом мать всегда носила ребенка с собой, поскольку не прекращала работу и не могла бросить младенца на произвол судьбы. Для кормления мать садилась на корточки и давала ребенку грудь. Это происходило не чаще, чем три раза в день. Через год после рождения ребенок получал имя, которое напоминало об обстоятельствах его рождения, например «Тонкий песок», «Ливень» или «Закрытый кулак». Когда младенец становился слишком большим, чтобы его постоянно носить, мать вырывала в земле углубление и застилала его платками. Там ребенок учился ползать. Ребенка отнимали от груди примерно в два года.

Течение жизни

Инки с их выраженным стремлением к организации определили, что должно происходить на каждом отрезке жизни. Возраст до двух лет считался младенческим. Конечно, родители занимались ребенком, играли с ним и следили за тем, чтобы он не упал и не обжегся. Второй период длился до пяти лет. Ребенок мог свободно играть или бегать за домашними животными. Затем игры прекращались, и начиналось воспитание, основой которого служил пример родителей. Ребенка должны были«учить и растить в интересах королевства», как писал Пома де Айала.

После достижения девятилетнего возраста от ребенка ожидали, чтобы он приносил пользу и в частности гонял с полей птиц-вредителей. От двенадцати до восемнадцати лет подросток охранял стада лам, а также ловил в силки птиц, чтобы снабжать перьями тех, кто мог и должен был носить украшенные перьями предметы одежды и головные уборы. Юноша учился своему первому ремеслу и до достижения двадцати лет вел бедную и сдержанную жизнь, не имея права на любовь. В двадцать лет он должен был самостоятельно выполнять любую работу, но только в двадцать пять становился полноценным гражданином и вносился в реестр. Проведя четверть века в упорном труде, пятидесятилетний индеец имел право на то, чтобы его не привлекали к тяжелым работам и не брали в войско. Тем не менее, он продолжал исполнять общественный долг с учетом своих навыков и сил. И лишь в возрасте от восьмидесяти до ста лет «старый, плохо слышащий, умеющий только есть и спать, плести веревки и выращивать морских свинок и уток» индеец мог насладиться относительным покоем и всеобщим вниманием.

not loaded

Погребальные ритуалы инков. Инки почитали своих усопших и бальзамировали их тела, чтобы обеспечить им продолжение жизни в потустороннем мире. По крайней мере один раз в год мумиям приносили еду и напитки, такие как, например, традиционное кукурузное пиво чича. Фелипе Гуаман Пома де Айяла. 1916 Хроника «Первая новая хроника и доброе правление» Королевская библиотека Дании, г. Копенгаген.

Школы или воспитание детей из благородных семей

Знание не было предназначено для народа. Так однозначно повелел Инка Тупак Юпанки, который говорил, что знания «сделают людей низших сословий напыщенными, тщеславными и дерзкими». Воспитание представителей низших сословий имело одну-единственную цель – обучить рабочих, которые будут жить ради правительства и общества.

Совсем по-другому шло обучение представителей королевского айлу (потомки короля относились к другому айлу) и сыновей Курака. Существующие школы были предназначены исключительно для детей из благородных семей.

Преподавание вели «аматау». Слово обозначает «мудрец», так как учителя были также архитекторами, юристами и художниками. Обучение различалось в зависимости от сословия школьника и учреждения (т.е. рода деятельности), для которого он был выбран. Каждая ступень обучения завершалась своеобразным экзаменом, «хураку», который был одновременно и ритуалом посвящения.

Авторитарное преподавание

Обучение начиналось в возрасте примерно пятнадцати лет и длилось четыре года. Первый год в основном был посвящен изучению кечуа, то есть официального языка империи инков, второй – изучению религии, третий – изучению счета и умению кодировать и декодировать сообщения, передаваемые с помощью кипу. Последний, четвертый, год был посвящен изучению истории. Кроме того, детям преподавали геометрию, географию и астрономию.

Разумеется, преподавание было авторитарным. Учителя передавали знания, в которых нельзя было сомневаться. Телесные наказания не были распространены, за исключением шлепков по ступне, если ученик проявлял лень или был невнимательным, но наказывать подобным образом можно было только раз в день. Большую роль в воспитании играли физические упражнения, которые также входили в экзамен хураку.

К этому событию экзаменуемые упорно готовились, проявляя энтузиазм и прилежание. В экзамен также входили бег, групповая борьба, стрельба из лука и пращи, технические задания: изготовление оружия и сандалий. Слабых кандидатов не наказывали, но их подвергали публичному осмеянию. Самых успешных принимал лично Верховный Инка (Сапа Инка). Он вручал им определенные предметы одежды и прокалывал ушные мочки, что давало право носить в мочках ушей тяжелые диски, которые указывали на принадлежность к высшему сословию. Поэтому испанцы называли представителей аристократии «орехонес» (большие уши).

Любовь и брак

Жилища перуанских крестьян и ремесленников роскошью не отличались. Некоторые представляли собой довольно вместительные прямоугольные дома. Но чаще это были либо крохотные круглые в основании постройки из камня, либо (в долинах побережья) хижины со стенами из глины, жердей и соломы. Независимо от размеров дома, в каждом жила лишь одна семья. Однажды дети достигали возраста, в котором просыпается любовь. В обществе, которое основывалось на труде и было нацелено на производство, а не на удовольствия, любовь была равнозначна браку. А брак представлял собой объединение скорее сил, чем сердец. Романтика была не знакома индейцам: как только родители достигали соглашения, молодые люди заключали «пробный брак», который мог длиться несколько дней или много лет. Характерно, что в фольклоре индейцев Южной Америки нет любовной поэзии. Единственным исключением являются, кажется, хиваро – знаменитые охотники за головами из восточного Эквадора.

До определенного возраста вступать в сексуальные контакты было запрещено, нарушителей предписаний ожидала смерть. В восемнадцать лет, по достижении совершеннолетия, жизнь менялась: юноши и девушки продолжали работать, но им предоставлялась определенная сексуальная свобода, степень которой зависела от местных традиций. Эта свобода завершалась с вступлением в брак. После заключения брака измена считалась тяжким преступлением и тоже наказывалась смертью.

Брак в государстве Инков был обязательным. Максимальный возраст для заключения брака составлял тридцать лет. Мужчины стремились найти, прежде всего, работящую женщину; женщинам было важно найти мужчину с терпимым характером. Никто не ожидал от крестьянских девушек целомудрия. В некоторых местах это даже считалось постыдным – девственницы никому не нравились. «Брак на пробу», если он распадался, не считался неудачным – скорее наоборот. Если в результате таких отношений появлялись дети, их воспитывали родители матери. В детях все видели будущих работников, а не голодные рты. Инки, кстати, следили за тем, чтобы дети не голодали. Если другие мужчины проявляли интерес к избраннице индейца, это только усиливало его тягу к ней, доказывая правильность его выбора.

Что касается самого брака, то он позволял молодому человеку избавиться от власти родителей. Юноша получал собственное жилище, участок земли и право на получение помощи от общины. Брак нельзя было расторгнуть. Заключение брака завершалось пиром, предполагавшим употребление алкоголя. Самым ценимым его видом считалось кукурузное пиво (скорее, брага) – питательный и содержавший много витаминов напиток. Если в конце пира его участники не падали на землю и не засыпали, празднество не считалось удавшимся, но такое вряд ли случалось часто.

Инки оставались, мягко выражаясь, нетерпимы к тому, что сейчас называется нетрадиционной ориентацией. Совершенно иное положение существовало на побережье Перу, где гомосексуальные отношения не возбранялись. После завоевания инками побережья население было подвергнуто суровым репрессиям.

Полигамия у инков разрешалась, но встречалась только у знати. Обычным людям хватало забот и с детьми от одной жены. Это не является особенностью общества инков. Повсюду, где основная часть работы в области земледелии падала на мужчину, содержать двух жен он был не в состоянии. А вот если в поле работали главным образом женщины, мужчине выгодно было иметь нескольких жен. Всегда и везде облеченные властью люди стремились заводить гарем. Дело было не в удовольствии, а в престиже. Категорический запрет многоженства, наложенный христианством, почти не имеет прецедентов в мировой истории. Резко ограничив количество законных наследников, он сильно способствовал смягчению нравов среди элиты и имел колоссальные последствия для судеб Европы.

По поводу так называемых голодных ртов нужно сказать следующее. Центральные Анды обладали настолько разнообразными пищевыми ресурсами, что в обычное время голод населению не грозил. Чего не хватало – так это стабильности. Землетрясения, цунами, эльниньо, продолжительные засухи – подобные бедствия были непредсказуемы и могли закончиться катастрофой. Археологические исследования показывают, что население отдельных районов порою быстро росло, а порою едва ли не вымирало.

Кока и другие наркотики

Инки жевали листья коки (или куки – в языке кечуа звуки «о» и «у» не различаются). Этот кустарник растет на небольших высотах в теплых долинах. Листья коки являются бодрящим средством при усталости или голоде, они предотвращают судороги и появление язв. Для извлечения активных веществ листья жуют вместе с известью. Кокаина сырые листья не содержат, он появляется лишь при фабричной обработке, поэтому от употребления коки индейцы не делались наркоманами. Вместе с тем частое употребление коки истощает организм. После прихода испанцев коку жевали индейцы, которых заставляли работать в серебряных рудниках. Эти люди могли не принимать пищу по несколько дней, но долго не жили.

Индейцы использовали коку не столько как стимулирующее вещество при тяжелом труде, сколько в ритуальных целях. Её жевали во время любых социально значимых церемоний и встреч. На сосудах культуры моче, относящихся к III–VI векам н.э., часто изображены люди с мешочками листьев коки и с сосудиками из тыквы, в которых находится известь. Наверное, это шаманы, хотя почему именно подобный сюжет привлек внимание ремесленников, мы вряд ли узнаем.

Плантации коки высоко ценились, и собственность на них считалась важнейшей привилегией. В перуанских архивах сохранилось немало документов, отражающих ход судебных тяжб между группами индейцев за право владения плантациями. Кока растет далеко не везде. Идеальным местом для нее являются ущелья, по которым текут к океану речки, начинающиеся высоко в горах. Пригодных для земледелия земель в подобных каньонах мало, поэтому спрос на листья коки всегда превышал предложение.

Кокой дело не ограничивалось. Индейцы Южной Америки употребляли также сильные галлюциногены. Несомненные свидетельства подобной практики в Центральных Андах появляются во II тысячелетии до н.э. Это специальные дощечки для всасывания с них наркотического порошка через нос, и одна из них найдена на побережье Перу. Однако использование сильнодействующих наркотиков могло начаться в Новом Свете значительно ранее II тысячелетия до н.э., так что от археологов нам еще предстоит узнать много интересного на сей счет.

not loaded

Анаденантера иноземная (Anadenanthera peregrina). Изображение взято с https://ru.wikipedia.org/wiki/Анаденантера_иноземная

Главным сильнодействующим наркотиком являлась так называемая аяуаска. Это дерево Anadenanthera peregrina, относящееся к семейству бобовых, семена которого вызывают галлюцинации и другие эффекты, в частности обильные выделения из носа. Изображения листьев и стручков аяуаски нередки в культурах чавин (1000–500 до н.э.), уари и тиауанако (550–900 н.э.). Судя по контексту, аяуаску должны были принимать жрецы или правители . Инки, по-видимому, отказались от демонстративного и публичного приема наркотиков, но аяуаска была известна и в эпоху конкисты.

Золото, тумбага, железо

Для европейцев образ золота инков стал одним из самых впечатляющих мифов начинающегося XVI века. Непреодолимая тяга к сокровищам Нового Света и постоянный поиск этих сокровищ сделались движущей силой гигантских перемен. Золото, как никакой другой материал, с незапамятных времен волновало фантазию человека. Вплоть до современной эпохи оно считалось самым надежным активом, поскольку не было подвержено коррозии и уничтожению. Золото является одним из первых используемых человеком металлов, уступая только меди. Оно отождествлялось с вечностью, властью, богатством. Обычно золото добывали при промывке речного песка, но уже в 2000 году до рождества Христова египтяне добывали золото в шахтах.

Ювелиры инков, как и их предшественники на протяжении более полутора тысяч лет, мастерски владели обработкой золота и серебра. Они обрабатывали металл ковкой, расплющивали и сгибали тонкие листы молоточками на камнях-наковаленках. Как и в Европе, в Америке была открыта технология золотого литья методом «потерянного воска», когда расплавленный металл заполнял форму, из которой при нагревании вытекал воск. Предмет лепили из мягкого воска, а затем получали его золотую копию. Для нанесения позолоты ювелиры Древней Америки использовали два метода. Либо изделие из меди или серебра покрывали тонкой золотой фольгой, либо – что чаще – с помощью кислоты при высокой температуре медь (также серебро или медь с серебром) вытравливали из поверхностного слоя предмета, состоящего из сплава металлов. В результате на поверхности оставалось одно только золото, которое в химические реакции не вступало.

Медно-золотой сплав назывался тумбага. Это слово испанцы заимствовали его вовсе не у инков, а в Азии из малайского языка. Тумбага бывала разного качества. При большом содержании золота предметы из тумбаги внешне неотличимы от золотых. Однако если доля меди доходит до 80–90%, то уже по весу изделий делается понятно, что перед нами «подделка». Ювелиры Центральных Анд драгоценных металлов не жалели, однако муиски, жившие в Колумбии близ нынешней Боготы, конкистадоров разочаровали. Что касается железа, то древнеамериканские культуры были с ним практически не знакомы и даже метеоритное железо почти не употреблялось. Не так давно анализы показали, что все железные предметы, которые русские, испанцы или англичане видели в употреблении у индейцев северо-запада Северной Америки в XIX и даже XVIII в., сделаны из металла европейского происхождения, а не из упавших с неба метеоритов.

not loaded

«Испанцы, одержимые золотом. Жадность конкистадоров к золоту и серебру непонятна для инков. Инк спрашивает испанского солдата: "Вы, что едите это золото?", —"У нас, испанцев, хроническая болезнь сердца, которая лечиться только золотом"», — отвечает ему солдат. Фелипе Гуаман Пома де Айяла. 1916 Хроника «Первая новая хроника и доброе правление» Королевская библиотека Дании, г. Копенгаген.

В Старом Свете золото рано стало эквивалентом стоимости и использовалось для обмена и торговли. Обладание золотом являлось важнейшим способом упрочения власти. В культурах Центральных Анд золото и власть тоже были неразрывно соединены, однако, по другой причине. Эта связь возникала благодаря сакральному статусу желтого металла, его принадлежности к миру божеств. Простолюдины обладать золотом, ни при каких обстоятельствах не могли, ибо тем самым они бы нарушили основы божественного миропорядка. Вместе с тем золото было окутано мистическим ореолом и во многих культурах Старого Света. Если бы инки встретились не с испанцами, а с древними кельтами или критянами, обе стороны лучше поняли бы друг друга. Однако к XVI веку Европа так далеко продвинулась по пути материалистического, рационального отношения к миру, что никакого взаимопонимания между конкистадорами и инками быть уже не могло. Миф о невероятных сокровищах андской империи возник не только из-за обилия награбленных испанцами драгоценных металлов. Отказ инков от использования золота в качестве средства обмена должен был впечатлить европейцев.